Публикации

Грубость – это допустимо. С любовью, Суд


Это одна из тех любопытных и запутанных историй, которой удалось просочиться сквозь стены Верховного Трибунала в прессу. Виктор Ортега – гражданин Эквадора, который приехал в Великобританию нелегально и через несколько лет решил узаконить свой статус. Он считал, что партнерство с гражданкой Великобритании это позволяет. Виктор подал иммиграционное заявление в соответствии с 8-ой статьей Европейской конвенции о правах человека. Эта статья регулирует принципы «личной и семейной жизни».  Его заявление основывалось на отношениях с британкой и ее ребенком, отцом которого наш герой не являлся.

Папа «с прицепом»

Министерство внутренних дел отклонило заявление, во многом объясняя это имеющейся у Виктора судимостью за подделку удостоверения личности. Мужчину отказ не остановил, и он обратился в Трибунал по иммиграции первого уровня. Но опять неудача – трибунал отклонил апелляцию. Тогда мистеру Ортеге пришлось оспорить решение в Верховном Трибунале (инстанция, стоящая выше).  На радостях, Верховный Трибунал обнаружил ряд грубых правовых ошибок. Это позволило вернуть дело в Трибунал первого уровня для пересмотра и вынесения верного решения.

Ошибка факта

Еще на запутались в названиях судебных инстанций? Надеемся, что нет, потому что это далеко не конец истории. Под грубой правовой ошибкой в Великобритании, как и во многих других странах, принято считать ошибку факта. По данному делу, Верховный Трибунал нашел сразу несколько подобных ошибок:

а) трибунал ошибочно утверждал, что Виктор был осужден за хранение наркотиков (напоминаем, что он всего лишь где-то напечатал себе паспорт); и

б) утверждение о том, что заявитель является ямайским гражданином.

Наличие таких грубых фактологических ошибок, наводит на мысль, что судья использовал какой-то шаблон.

Дело вернулось на пересмотр в иммиграционный Трибунал первой инстанции, но на этот раз к другому судье. Заявитель и его адвокаты, несомненно, надеялись на благосклонность нового представителя закона в лице судьи Дж. Джонса.

Увы, чуда не произошло и Джонс тоже отклонил апелляцию. По уже знакомой схеме, заявитель снова обратился к Верховному Трибуналу, но уже против другого судьи. Джонс, мягко говоря, повел себя достаточно упрямо. Но было ли это юридически неправильно, повторять решение своего коллеги? Были ли приняты во внимание ошибки факта, на которые указал Верховный Трибунал? Если бы это было так, то нашему герою пришлось бы снова вернуться в Трибунал первой инстанции для третьего слушания.

Заявитель утверждал, что судья Джонс изначально был настроен против него и не скрывал предвзятости. Джонс в своем решении отметил, что заявитель – это человек, связанный с криминалом и полным отсутствием каких-либо моральных устоев.

Верховный Трибунал, как ни странно, согласился с заявителем о том, что некоторые выводы судьи Джонса действительно были через чур жесткими и было бы предпочтительнее выражаться в суде на более умеренном языке. Джонса пристыдили за ненадлежащую беспристрастность, но наказать его было не за что – закон он не нарушал.

Джонс также жестко раскритиковал доклад, подготовленный социальным работником в отношении заявителя. Смысл подобных докладов, как правило, в непредвзятом мнении. Судья же сказал, что соц.работник внесла в доклад то, о чем ее попросили, возможно, даже под диктовку. Джонс отказался рассматривать доклад в качестве экспертного мнения.

Справедливый Верховный Трибунал, опять же дал понять судье, что нужно быть с заявителями добрее, даже несмотря на то, что экспертное мнение «слабовато».

Вот так Верховный Трибунал с нежностью и любовью раскритиковал стиль судей иммиграционного Трибунала первой инстанции. Если Вы окажетесь перед трибуналом, вам определенно потребуется хорошее юридической представительство. С RSL-LAW мы проведем Вас иммиграции до натурализации под руководством одного специалиста.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *