Апелляция: Tier 1 Предприниматель и новые доказательства

Дело по Tier 1 Предприниматель («Кабир») попадает в Апелляционный суд и как это обычно бывает, представляет собой череду странных и запутанных действий.

Мистер Кабир является гражданином Бангладеш, который хотел переключиться со студенческой визы Tier 4 на предпринимательскую Tier 1. Он намеревался полагаться на инвестиции, предоставленные третьей стороной, которые находились в бангладешском банке под названием «Brac Bank Ltd».

Визовое заявление было подано в декабре 2012 года, но, как ни странно, Министерство внутренних дел приступило к его рассмотрению лишь спустя два года. В феврале 2015 Хоум Офис связался с банком с целью установить факт подлинности банковских выписок, и писем на имя гражданина Кабира.

Ответ банка был шокирующим: «Прилагаемые выписки и письма не были выданы ни одним из наших филиалов».

Разумеется, после получения такой информации, Министерство внутренних дел не раздумывая отклонило заявления мистера Кабира: «В своем заявлении вы подали письмо и выписку из Brac Bank Limited. Мы уверены в том, что эти документы являются поддельными, поскольку мы запросили подтверждение этих документов у Brac Bank Limited. банк подтверждает, что эти документы не являются подлинными … мы также расстроены тем, что вы обманули Хоум Офис в этом заявлении».

В 2015 году заявители имели право апеллировать к решению Хоус Офис по отказу в выдаче предпринимательских виз. Кабир подал апелляцию и в пакет документов включил новое письмо от 11 мая 2016 года от руководителя соответствующего филиала банка (назовем его «Филиал 1»), в котором говорилось, что выписка из банка и предыдущее письмо были подлинными и что предыдущая информация, о подделке была ложной.

Слушание по апелляции состоялось в июне 2016 года, но Трибунал отложил рассмотрение дела, чтобы Министерство внутренних дел могло «расследовать» это новое письмо. Но Министерство внутренних дел в конечном итоге пришло к выводу, что это письмо также было «не подлинным». («Не подлинное» — это специальное слово, которое используют визовые органы Великобритании, и оно означает «поддельный».)

Этот вывод был сделан на основе встречи, которую они провели с руководителем банка — но другого филиала. Давайте назовем его «Филиал 2». Менеджер филиала 2 сказал, что письмо от 11 мая 2016 года просто не выглядит правдоподобным, и что он связался с руководителем филиала 1, который сказал, что письмо от 11 мая 2016 года является поддельным. Имя автора письма идентифицировать не удалось. Эта информация была передана юристу заявителя. Как выяснилось на отложенном слушании по апелляции, юрист не получал писем от Хоум Офиса или банка с доказательствами о подделке документов. Ввиду новых доказательств, юристы Кабира попросили судью отложить слушание, но им было отказано. На основании имеющихся доказательств судья постановил, что решение Министерства внутренних дел было справедливым, и поэтому г-н Кабир проиграл апелляцию.

Но это был еще не конец истории. Г-н Кабир обратился в Верховный иммиграционный трибунал на том основании, что суд первого уровня отказал в просьбе об отсрочке. И тем временем ему удалось получить еще больше доказательств от менеджера Филиала 1, указывающих, что все предоставленные документы были подлинными. Менеджер также утверждал, что Филиал 1 никогда не получал телефонных звонков от менеджеров Филиала 2.

В любом случае, Верхний Трибунал не был впечатлен; отмечается, что было разумно, что судья Трибунала первого уровня отклонил просьбу об отсрочке, а также что г-н Кабир не использовал правильную процедуру для представления новых доказательств, и они отказались рассматривать их.

Затем г-н Кабир подал апелляцию в Апелляционный суд, и его заявление было принято.

Вопрос перед судом заключался в следующем: было ли правильно, что верховный трибунал отказался рассматривать новые доказательства?

Прецедентное право и правила действуют таким образом, что в некоторых ситуациях — например, апелляциях в верховный трибунал на решение Трибунала первого уровня — существуют строгие ограничения на производство новых доказательств.

После долгих разбирательств Апелляционный суд пришел ко мнению, что действия Верховного трибунала были правомерными. Мистер Кабир снова потерпел неудачу.

Этот иммиграционный кейс помог выявить проблемы как с Министерством внутренних дел, так и юристами заявителя. Если с Хоум Офисом поделать практически ничего нельзя, то с юристами можно. Мы настоятельно рекомендуем Вам обращаться только к компетентным юристам со знанием своего дела. В RSL-LAW мы проведем Вас от иммиграции до натурализации под руководством одного специалиста.